Жан де Лафонтен  

Два Голубя (Les deux Pigeons)

Два Голубя (Гранвиль)
"Два Голубя".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Два Голубя (Г. Доре)
"Два Голубя".
Художник Г. Доре.
XIX в.

Два Голубя (Г. Доре)
"Два Голубя".
Художник Г. Доре.
XIX в.

Два Голубя (Рисунок XIX в.)
"Два Голубя".
Рисунок XIX в.

Два Голубя (Е. Ламберт)
"Два Голубя".
Художник Е. Ламберт.
Париж. 1914 г.

Два Голубя (К. Жирарде)
"Два Голубя".
Художник К. Жирарде.
Тур. XIX в.

Два Голубя (Ж.Давид)
"Два Голубя".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Два Голубя как два родные брата жили,
Друг без друга они не ели и не пили;
Где видишь одного, другой уж верно там;
И радость и печаль — все было пополам;
Не видели они, как время пролетало;
Бывало грустно им, а скучно не бывало.
Ну, кажется, куда б хотеть
Или от милой, иль от друга?
Нет, вздумал странствовать один из них — лететь,
Увидеть, осмотреть
Диковинки земного круга,
Ложь с истиной сличить, поверить быль с молвой.
«Куда ты? — говорит сквозь слез ему другой. —
Что пользы по свету таскаться?
Иль с другом хочешь ты расстаться?
Бессовестный! Когда меня тебе не жаль,
Так вспомни хищных птиц, силки, грозы ужасны,
И все, чем странствия опасны!
Хоть подожди весны лететь в такую даль,
Уж я тебя тогда удерживать не буду.
Теперь еще и корм и скуден так, и мал;
Да, чу! И ворон прокричал:
Ведь это, верно, к худу.
Останься дома, милый мой!
Ну, нам ведь весело с тобой!
Куда ж еще тебе лететь, не разумею,
А я так без тебя совсем осиротею.
Силки, да коршуны, да громы только мне
Казаться будут и во сне;
Все стану над тобой бояться я несчастья:
Чуть тучка лишь над головой,
Я буду говорить: ах! Где-то братец мой?
Здоров ли, сыт ли он, укрыт ли от ненастья?»
Растрогала речь эта Голубка;
Жаль братца, да лететь охота велика,
Она и рассуждать, и чувствовать мешает.
«Не плачь, мой милый, — так он друга утешает, —
Я на три дня с тобой, не больше, разлучусь,
Все наскоро в пути замечу на полете
И, осмотрев, что есть диковинней на свете,
Под крылышко к дружку назад я ворочусь.
Тогда-то будет нам о чем повесть словечко!
Я вспомню каждый час и каждое местечко;
Все расскажу: дела ль, обычай ли какой,
Иль где какое видел диво.
Ты, слушая меня, представишь все так живо,
Как будто б сам летал ты по свету со мной».
Тут — делать нечего — друзья поцеловались,
Простились и расстались.
Вот странник наш летит; вдруг встречу дождь и гром,
Под ним, как океан, синеет степь кругом.
Где деться? К счастью, дуб сухой в глаза попался.
Кой-как угнездился, прижался
К нему наш Голубок;
Но ни от ветру он укрыться тут не мог,
Ни от дождя спастись: весь вымок и продрог.
Утих помалу гром. Чуть солнце просияло,
Желанье позывать бедняжку дале стало.
Встряхнулся и летит, — летит и видит он:
В заглушье под леском рассыпана пшеничка.
Спустился — в сети тут попалась наша птичка!
Беды со всех сторон!
Трепещется он, рвется, бьется.
По счастью, сеть стара, кой-как ее прорвал,
Лишь ножку вывихнул да крылышко помял;
Но не до них: он прочь без памяти несется.
Вот пуще той беды беда над головой:
Отколь не взялся ястреб злой;
Невзвидел света Голубь мой!
От ястреба из сил последних машет.
Ах, силы вкоротке! Совсем истощены!
Уж когти хищные над ним распущены;
Уж холодом в него с широких крыльев пашет.
Тогда орел, с небес направя свой полет,
Ударил в ястреба всей силой —
И хищник хищнику достался на обед.
Меж тем наш Голубь милый,
Вниз камнем ринувшись, прижался под плетнем.
Но тем еще не кончилось на нем:
Одна беда всегда другую накликает.
Ребенок, черепком наметя в Голубка, —
Сей возраст жалости не знает —
Швырнул и раскроил висок у бедняка.
Тогда-то странник наш, с разбитой головою,
С попорченным крылом, с повихнутой ногою,
Кляня охоту видеть свет,
Поплелся кое-как домой без новых бед.
Счастлив еще: его там дружба ожидает!
К отраде он своей,
Услуги, лекаря и помощь видит в ней;
С ней скоро все беды и горе забывает.

О вы, которые объехать свет вокруг
Желанием горите!
Вы эту басенку прочтите
И в дальний путь такой пускайтеся не вдруг;
Что б ни сулило вам воображенье ваше,
Но, верьте, той земли не сыщете вы краше,
Где ваша милая иль где живет ваш друг.



Ещё одно произведение Лафонтена о ценности дружбы. Мораль его заключается в следующих строках:

О вы, которые объехать свет вокруг
Желанием горите!
Вы эту басенку прочтите
И в дальний путь такой пускайтеся не вдруг;
Что б ни сулило вам воображенье ваше,
Но, верьте, той земли не сыщете вы краше,
Где ваша милая иль где живет ваш друг.

Басня рассказывает о двух Голубях, которые дружили и были неразлучны, словно родные братья. До тех пор, пока одного из них не обуяла жажда странствий. И тогда невзирая на холод и увещевания своего милого друга он полетел осматривать новые места. Однако в этих странствиях Голубок столкнулся со столькими бедами, что был рад, что вернулся домой живым.

Эта басня рассказывает о том, что жизнь нужно воспринимать реалистично и понимать, что сколь бы ни были романтичны наши иллюзии, но реально на пути к осуществлению наших целей нас может ждать множество препятствий и испытаний, и что путь к счастью и осуществлению своих целей может быть долог и тернист.

Басня написана простым и живым языком. Непринуждённость и неофициальность произведению придают обращение «милый друг», уменьшительные суффиксы: «крылышко», «голубок», фольклорные союзы и выражения «силки да коршуны, да громы», «ли» - «здоров ли, сыт ли он», «к худу», «дружок» и пр. Благодаря мастерству автора басня наполнена яркими и зрелищными образами.


Иллюстрация к басне Лягушка и Вол

Молодая Вдова (Т. Жоано)

Молодая Вдова (Удри)