Жан де Лафонтен  
Главная > Произведения > Басни > Язычник и деревянный Идол

Язычник и деревянный Идол (L'Homme et l'Idole de bois)

Язычник и деревянный Идол (Удри)
«Язычник и деревянный Идол».
Художник Ж.-Б. Удри.

Язычник и деревянный Идол (Ф. Шово)
«Язычник и деревянный Идол».
Художник Франсуа Шово.

Язычник и деревянный Идол (Гранвиль)
«Язычник и деревянный Идол».
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Язычник и деревянный Идол (Р. Хейвей)
«Язычник и деревянный Идол».
Художник Р. Хейвей.
Нью-Йорк 1929 г.

Для дома своего завел язычник бога,
Простого Идола, и — как бывало встарь —
Воздвиг ему алтарь,
Обеты произнес и соблюдал их строго.
В покорном ожидании чудес
Бедняк из кожи лез,
Стараясь угодить бесчувственному богу.
Своим молитвам на подмогу
Он не жалел даров, обильно жертвы жег, —
Но глух и нем к мольбам был деревянный бог.
Язычник не видал ни в чем его участья;
Везде убытки нес, везде терпел обман,
Ни в жизни, ни в игре не испытал он счастья,
И с каждым днем тощал его карман.
Но богу своему моляся, как и прежде,
Он жертвы не жалел, на чудеса в надежде.
Шли месяцы, года. Язычник изнемог.
Напрасно богу он в отчаяньи молился —
Все так же глух и нем был деревянный бог.
В конце концов язычник обозлился
И бога своего, как старый черепок,
Разбил в куски... Вот, развалился бог!
Пустой на вид,
Он оказался золотом набит.
Язычник стал корить поверженного бога:
«Когда я угодить из всех старался сил,
Ты только мне вредил.
Иди же прочь от моего порога!..
Ни жертвы, ни мольбы, а крепкое дубье
Растрогать лишь могло бесчувствие твое!..
Похож ты на пустых, чванливых дураков,
Что платят грубостью за всякое вниманье.
Как и тебе, без дальних слов,
Нужна им палка в назиданье».

Перевод  А. Зарина


Заимствована у Эзопа.

 

Новый герой басни – Язычник. Его бог – простой Идол. Ему готов он поклоняться бесконечно. Язычник создал для божка алтарь, каждую свободную минуту он стал предаваться молитвам. Язычник «не жалел даров, обильно жертвы жег, - но глух и нем к мольбам был деревянный бог».

Молитвы все напрасны были. Нигде Язычника не ждет удача. И в жизни, и в игре он видел только пораженья, «тощал его карман». Но надежда не умирала. Вера была слишком велика, бесконечна. Так шли дни, месяцы, года, но идол оставался глух и нем к страданиям и многочисленным мольбам.

Однажды гнев Язычника прорвался, он в сердцах разбил Идола, как «старый черепок». Бог развалился, а внутри оказался клад из золота.

Гнев Язычника не прошел, он беспощадно стал обвинять поверженного бога в том, что столько лет прошло даром в поклонении неблагодарной деревяшке. Язычник потрясен, что свои дары Идол отдал не за молитвы и почитание, а за простой удар крепкой дубинкой.

Свергнутого бога Язычник сравнивает с пустыми, чванливыми дураками, «что платят грубостью за всякое вниманье». Эти люди нуждаются в ударе палкой в назиданье, а не в молитвах длинных и мольбах.

Язычник и деревянный Идол (Г. Доре)
«Язычник и деревянный Идол».
Художник Гюстав Доре.



Лев, сраженный Человеком (Вимар)

Иллюстрация к басне Конь и Осел

Крестьянин и Смерть (Гранвиль)