Жан де Лафонтен  

Кролики (Les Lapins)

Кролики (Е. Ламберт)
"Кролики".
Художник Е. Ламберт.
Париж. 1914 г.

Кролики (Гранвиль)
"Кролики".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Кролики (Рисунок. XIX в.)
"Кролики".
Рисунок. XIX в.

Кролики (Г. Доре)
"Кролики".
Художник Г. Доре.
XIX в.

Кролики (де Вимар)
"Кролики".
Художник де Вимар.
Тур. 1897 г.

Кролики (К. Жирарде)
"Кролики".
Художник К. Жирарде.
Тур. XIX в.

Кролики (Ж. Давид)
"Кролики".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Герцогу Ф. дe Ларошфуко

Я часто мог сказать, к какой зверей породе
Принадлежат иные из людей;
Среди животных и зверей
Они близки им по природе.
Король не менее, чем подданный, грешит
И добродетелей не более имеет.
Природа все дары распределить умеет
И каждое созданье наградит
Какой-нибудь крупицей, чтоб по ней
Пытливому уму характер был видней.
Понятно, про людей я речь свою веду,
И в поясненье слов пример вам приведу.

В час раннего рассвета, на краю
Большого леса, я на дерево взобрался,
И с высоты его с величием смотрю
Вокруг себя. Случайно оказался
Над кроликами я. Бедняжки ничьего
Внезапного не ждали нападенья.
Юпитер новый, я с Олимпа своего
Мог их стрелять на выбор, без стесненья.
Я вижу, как они, беспечно веселясь,
Играют, прыгают в вереске.
Стреляю я, и при внезапном треске
Рассыпались они, за жизнь свою боясь,
Искать спасения по норкам под корнями.
Но час, другой прошел — внезапный страх забыт,
И вновь они идут беспечными толпами,
И снова между них веселие царит.

Не так же ль средь людей? В смятеньи под грозою
Рассыпавшись, они сбираются опять,
Стремятся к берегу пристать,
Чтоб снова ветром и волною
Быть разметенными... Как Кролики, толпой,
Беспечные, они бессильны пред судьбой.
Другой еще пример из жизни обыденной.
Когда несчастный пес, судьбою обойденный,
Проходит мимо псарни, — что за гам
Ему несется по следам!
Собаки, трепеща от жадности и злости,
Ревут и лязгают зубами вслед ему,
Чтоб не пустить непрошеного гостя
К жилищу своему!
Не то же ль средь людей? Правители, вельможи,
Простые смертные — на тех же псов похожи.
Мы, как они, готовы разорвать
Внезапного пришельца, опасаясь,
Чтоб не пришлось с ним разделять
Того, чем мы живимся, наслаждаясь.
Кокоток и писателей сюда
Я причисляю без труда:
Несчастье между них вдруг новичку явиться!..
Игра известная: так надо приловчиться,
Чтоб подле пирога лишь нескольким стоять
И уж других к нему не подпускать!..
Примеров сотнями я мог бы вам привесть,
Но надо знать и честь.
Спасенье — в краткости; и в лучшем сочиненье
Необходимо опущенье,
Чтоб пищу дать читателя уму.
Кончаю басню посему.

Вы, скромность чья равняться только может
С величием души, которого хвала
Поэта скромного конфузит и тревожит,
Хотя она ничтожна и мала
Перед заслугами! Вы, коему обязан
своим покоем я и с именем кого
Я благодарностью до гроба буду связан,
Чьих добродетелей не опроверг никто!
Я счастлив, что добился разрешенья,
Чтоб ваше имя было почтено,
И чтоб оно моим произведеньем
Векам на память было предано —
То имя, что стране, богатой именами
Прославленных мужей, честь делает собой
Перед потомством и веками
Своей духовной красотой.

Перевод А. Зарина.


Басня посвящена герцогу Франсуа де Ларошфуко (см. примечание к басне "Человек и его Изображение").

Свою басню Лафонтен посвящает герцогу Ларошфуко. Он благодарен ему за покровительство, постоянную поддержку и заботу, честность и благородство.

Автор делится своим безошибочным умением сравнивать человека с различными животными. «Я часто мог сказать к какой зверей породе принадлежат иные из людей». Чтобы убедить в этом читателя, он приводит примеры для сравнения.

«В час раннего рассвета, я на дерево взобрался, и с высоты его…смотрю вокруг себя. Случайно оказался над кроликами я». Он видит, как они беспечно веселятся, прыгают, играют, но вдруг раздался выстрел. «Рассыпались они, за жизнь свою боясь». Однако час прошел, другой, кролики снова бегают под деревом, забыв о страхе и случившемся, они опять беспечны.

Автор задает вопрос: «Не так же ль средь людей?» Когда гроза, они пытаются прибиться к берегу, уйти подальше от бури, «чтоб снова ветром и волною быть разметенными… Они бессильны пред судьей».

А вот пример собаки. Если бездомный пес проходит мимо псарни, ему вдогонку несется шум и лай. Собаки рвутся на цепях от злобы и ненависти, не желая подпускать к своему жилищу чужака. Так же поступают люди. «Надо приловчиться, чтоб подле пирога лишь нескольким стоять и уж других к нему не подпускать».

Последние слова Лафонтен обращает к герцогу. С благодарностью автор пишет, что с именем Ларошфуко до гроба будет связан он. Баснописец славит духовную красоту благородного покровителя искусства.


Юпитер и Мызник (Вимар)

Зевс (Юпитер). Античная статуя.

Дафнис и Алцимадура (Ж. Давид)