Жан де Лафонтен  

Мыши и Сова (Les Souris et le Chat-Huant)

Мыши и Сова (Е. Ламберт)
"Мыши и Сова".
Художник Е. Ламберт.
Париж. 1914 г.

Мыши и Сова (де Вимар)
"Мыши и Сова".
Художник де Вимар.
Тур. 1897 г.

Мыши и Сова (Гранвиль)
"Мыши и Сова".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Мыши и Сова (Адамард)
"Мыши и Сова".
Художник Адамард.
Париж. XIX в.

Мыши и Сова (К. Жирарде)
"Мыши и Сова".
Художник К. Жирарде.
Тур. XIX в.

Мыши и Сова (Ж. Давид)
"Мыши и Сова".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Не надо говорить в беседе никогда:
«Послушайте меня: вот чудо, господа! »
Все ждут — а чуда нет. Но вот повествованье
И впрямь диковинка. Прошу вниманья.
Чудесный, истинный, поверьте, случай мой,
Хоть может басенку напомнить он собой.
Срубили как-то в роще дальней
Сосну старинную, что сотни лет жила,
Угрюмый дом Совы — пророчицы печалей,
Которой Атропос предвиденье дала.
В пустом дупле сосны, средь прочих тварей мирных,
Жила-была семья безногих, но прежирных
Мышей:
Сова когда-то их в уродцев превратила,
А после зернышками хлебными кормила.
Сейчас увидите, что хитрая Сова
Была поистине разумна и права.
Охотилась она в былые годы;
Случилось ей Мышей поймать:
Кто только выскочил, всех тотчас хвать-похвать,
И, чтоб не вырвались, лишила их свободы:
Им ноги всем оторвала.
Теперь их есть она могла,
Когда б ни пожелала.
Съесть сразу всех Мышей
Ведь вредно! Так Сова разумно рассуждала.
С предусмотрительностью мудрою своей
Шла, как и мы, она далеко:
И принялась она зверьков своих кормить,
Чтоб для себя их сохранить.
Ну, стал ли бы теперь упрямиться жестоко
И приходить в азарт Декарт?
Решился б разве он Сову мою отныне
Приравнивать к часам, к бессмысленной машине?
Что именно внушило ей
Кормить Мышей,
Перекалечив их сначала?
Уж если разума и здесь не признавать,
То что же разумом считать?
Сова логично рассуждала:
«Зверюги схваченные рвутся убежать.
Так, значит, всех их съесть приходится тогда же,
Когда они попались мне.
Но это тяжело и невозможно даже.
Притом о черном думать дне
Не лишнее. Кормить их буду в заключеньи,
Заботясь, чтоб народ плененный не утек.
Но как? — Оставлю их без ног».
Ну, отыщите-ка подобное явленье,
Найдите что-нибудь логичней у людей!
Едва ли даже и бывает.
Такому же мышленью научает
Сам Аристотель нас со школою своей?

Перевод П. Порфирова.


Ж. де Лафонтен писал по поводу этой басни: «Это не басня; как это ни удивительно и почти невероятно, но рассказанное здесь — действительное происшествие. Я, быть может, представил Сову чересчур предусмотрительной, — я не претендую доказывать существование такого прогресса мысли в животных; но подобные преувеличения допустимы в поэзии, особенно в принятом мною роде писания».

Сам Лафонтен признавался, что не считает это произведение басней. Он лишь описал случай, который реально произошел на его глазах. Автор был настолько поражен историей, что на свет появилось оформленный в стихах курьез.

С самых первых строк Лафонтен подготавливает читателя к диковинке, чуду, требует внимания к своему рассказу. В лесу срубили старую сосну. Там много лет жила Сова. В самой глубине обжитого дупла обнаружили жирных безногих мышей. Сова лишила мышей ног, чтобы они не сумели убежать, а затем «принялась…зверьков своих кормить, чтоб для себя их сохранить». Поэт начинает рассуждать, «что именно внушило ей кормить Мышей, перекалечив их сначала?» И продолжает: « Сова логично рассуждала». Лафонтен потрясен. Он уважительно называет Сову предусмотрительно мудрой. Укоряет Декарта, который посмел «приравнивать» Сову «к часам, бессмысленной машине», увиденное доказывает: Сова «логично рассуждала». И поэт искренне восклицает: «Найдите что-нибудь логичней у людей!», спрашивая читателя «такому же мышленью научает сам Аристотель нас со школою своей?».


Волк, Коза и Козленок (Г. Доре)

Волк, Коза и Козленок (Вимар)

Волк, Коза и Козленок (Гранвиль)