Жан де Лафонтен  

Обезьяна (Le Singe)

Обезьяна (Гранвиль)
"Обезьяна".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Обезьяна (Ж. Давид)
"Обезьяна".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

В Париже проживает Обезьяна.
Едва лишь ей дана была жена,
Как, в подражание иным мужьям, она
Бить принялась бедняжку рьяно.
Та только охала, — знать, нрав ее был тих,—
И вот уж нет ее в живых.
Печалится их сын, хоть выражает странно
Свою печаль: кричит он без конца;
Но это лишь смешит отца.
Жена его мертва, другую он желанной
Теперь зовет
И, кажется, по-прежнему же бьет.
В притонах время он проводит безобразных
И пьет нередко с ночи до утра.

От подражателя не ждите вы добра,
Будь обезьяна он иль автор книжек разных.
А впрочем, наш собрат
Порою хуже во сто крат.

Перевод Н. Юрьина.


В басне намек на какого-то плагиатора того времени; для современников этот намек был понятен. Установить, кого имел в виду Ж. де Лафонтен, не удалось.

Лафонтен знакомит читателя с новым героем. Теперь главное действующее лицо – Обезьяна. Живет она в Париже, а недавно обзавелась женой. Но, как только началась семейная жизнь, супруг «в подражание иным мужьям,…бить принялся бедняжку рьяно». «И вот уж нет ее в живых». Настоящим горем смерть матери стала для сына Обезьяны, он «выражает странно свою печаль»: постоянно кричит, чем только забавляет своего отца.

Обезьяна не испытывает угрызений совести, она ничуть не огорчена произошедшим. Уже другую называет он желанной и бьет по-прежнему. Его жизнь – это череда дней и ночей, проводимых в пьянстве и безобразиях.

Поэт предупреждает своего читателя не ждать добра от подражателя. При этом совершенно неважно, о ком идет речь. Героем может быть и Обезьяна, и автор книг. И Лафонтен загадочно добавляет, что «наш собрат порою хуже во сто крат».


Дровосек и Меркурий

Львиный указ (Ж. Давид)

Дровосек и Меркурий (К. Жирарде)