Жан де Лафонтен  
Главная > Произведения > Басни > Пастух и Король

Пастух и Король (Le Berger et le Roi)

Людовик XIV
Король Франции
Людовик XIV.
Неизвестный художник.
XVII в.

Король Франции Людовик XIV (Ш. Лебрен. XVII в.)
Король Франции
Людовик XIV.
Художник Ш. Лебрен.
XVII в.

Пастух и Король (Г. Доре)
"Пастух и Король".
Художник Г. Доре.
XIX в.

Пастух и Король (Гранвиль)
"Пастух и Король".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Пастух и Король (Ж. Давид)
"Пастух и Король".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Два демона владеют по желанью
Всей жизнью нашею, подвергнув ум изгнанью,
И смертных слабые сердца
Им жертвы приносить готовы без конца.
Один — Любви названье носит в мире,
И Честолюбия — второй.
Последнего владенья шире:
В них и Любовь заключена порой.
Примеры я найду, но вам моею басней
Поведать я хочу о времени былом,
Которое дней нынешних прекрасней,
Когда Пастух простой был призван Королем
И при дворе нашел он дружеский прием.
Король тот видел, как на воле
Стада паслись, покрывшие все поле
И, пастыря заботами, доход
Дававшие изрядный каждый год.
Король умел ценить разумные старанья,
И молвил он: «Ты пастырем людей
Достоин быть, тебе дарую званье
Верховного судьи в стране моей».

Вот наш Пастух вооружен весами.
Хотя в былом он целыми часами
Видал одних собак своих, овец,
Отшельника и волка, наконец,
Но, обладая смыслом здравым
(А это главное), бывал в сужденьях правым.
Отшельник навестил приятеля. «Сосед!
Не сон ли это все? Не бред? —
Воскликнул он. — Ты нынче возвеличен.
Но к милости монаршей непривычен,
Поверь моим словам: вверяться ей нельзя,
Она ласкает нас, опалою грозя.
А худшее есть то, что платимся жестоко
Мы за ошибки те всегда, по воле Рока.
Я говорю, как друг. Ты незнаком
С приманкою, которою влеком;
Всего страшись!»
Был смех ему ответом.
Отшельник продолжал: «Становишься глупцом
Ты при дворе, я убеждаюсь в этом;
Сдается мне, что с тем я говорю слепцом,
Который некогда, бич потеряв в дороге,
Нашел взамен его замерзшую змею
И в руку взял ее свою,
Благодаря судьбу. «Что держишь ты, о, боги!
Ему прохожий крикнул тут. —
Скорее брось Змею!» — «Змея? Да это кнут!» —
«Я говорю: Змея! Из-за чего же глотку
Я стал бы надрывать? Ужель свою находку
Ты хочешь сохранить?» — «А что ж? Мой старый бич
Я новым заменю. Ты завистью терзаем».
Прохожим был слепец напрасно убеждаем,
Тот ничего не мог достичь,
И в руку был Змеей упрямец наш ужален.
«Но твой удел — он более печален».—
«Что худшее, чем смерть, могло б меня постичь?»
И отвечал пророк: «А горечь отвращенья?»
И он был прав. Клеветники
Усердно при дворе точили языки
И Королю внушить сумели подозренья
Насчет достоинства и честности судьи.
Явили жалобы свои
Все те, кого он осудил когда-то:
«На наши денежки судья разбогател;
Возведена им пышная палата!»
Сокровища его увидеть захотел
И сам Король. К большому изумленью,
Взамен богатств — любовь к уединенью
Он встретил там и склонность к простоте.
Но люди на своей стояли клевете:
«Его сокровища — в каменьях драгоценных;
Он за семью замками их хранит,
И ими весь сундук набит».
Король в присутствии советников надменных
Велел открыть сундук. Заношена, плоха,
Лежала там одежда пастуха,
От шляпы с посохом и сумкой до свирели,
Заветной, кажется. Смущенно все глядели,
Но молвил он: «Счастливых дней залог!
Ни зависти, ни лжи ты возбуждать не мог.
И вот тебя я надеваю снова,
Я ухожу навеки из палат;
Тот сон рассеялся, каким я был объят.
О, государь, прости мне это слово!
В час возвышения я знал паденья час
И моего могущества границу,
Но я доволен был: и у кого ж из нас
Нет честолюбия, хотя бы на крупицу?»

Перевод О.М. Чуминой.


Сюжет басни заимствован из сборников басен Бидпая (см. примечание к басне "Кот, Ласочка и Кролик") и Локмана (см. примечание к басне "Учитель и Ученик").

Всей жизнью человека владеют демоны. Их, говорит Лафонтен, два, они терзают ум, сердца, «им жертвы приносить готовы без конца». Один из них – Любовь, другой – Честолюбие. Автор замечает «последнего владенья шире: в них и Любовь заключена порой». Сюжет басни постепенно приводит читателя к такому же выводу. Давным-давно жил Король, и был у него Пастух, который пас бесчисленные стада правителя. Король был мудр. Он оценил старания преданного честного Пастуха и решил, что он достоин быть Верховным судьей страны. Пастух принимает звание и, обладая здравым смыслом, исправно служит. Однажды приятеля навестил отшельник. Он в ужасе от перемен. Старик искренне предупреждает друга: «всего страшись! Становишься глупцом ты при дворе!» Он сравнивает его со слепцом, «который... бич потеряв в дороге, нашел взамен его замершую змею и в руку взял ее свою». Тому слепцу прохожий объяснил, что в его руках не бич, но тот его не захотел слушать, посчитав завистником и обманщиком. За это слепец был наказан: укушен змеей за руку. Отшельник предупреждает Пастуха, что его удел будет более печален, его итогом станет «горечь отвращенья». Это оказалось верным пророчеством. Клеветники обвинили Верховного судью в нечестности и алчности. Король решил проверить наветы и отправился в дом Пастуха, но увидел не пышные палаты, а скромное уединенное жилище, не спрятанные в сундуках драгоценные камни, а бережно хранимую одежду бедняка: шляпу с посохом, сумку и свирель. Умолкли клеветники, смущенно замолчали. А Пастух, глядя на милые сердцу вещи, молвил: «Счастливых дней залог! Ни зависти, ни лжи ты возбуждать не мог. И вот тебя я надеваю снова, я ухожу навеки из палат». Он не жалеет ни о чем, он был честолюбив, а потому познал такие перемены.


Заяц и Куропатка (Вимар)

Заяц и Куропатка (Е. Ламберт)

Заяц и Куропатка (Удри)