Жан де Лафонтен  
http://lagunam.ru/ Кухонные полотенца дешево купить полотенца.
Главная > Статьи > Пушкин и Лафонтен > Пушкин и Лафонтен

Пушкин и Лафонтен

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16

Басни Лафонтена создали целый жанр, и среди поэтов XVIII в. мы найдем много его последователей. Таковы La Motte-Houdart, Aubert, Boissard (все трое переведены В. Л. Пушкиным и И. И. Дмитриевым), Dorat (есть переводы Д. И. Хвостова) и др. Сравнительно более известен Флориан (переводы В. Пушкина, Дмитриева, Жуковского, Илличевского и мн. др.), менее распространены басни Guichard, Hoffmann, Imbert. Всё это были только эпигоны, только имитаторы Лафонтена. Особенно много их наблюдается к началу XIX в., в эпоху максимального развития мелких стихотворных жанров. В эти же годы намечалась и попытка обновить жанр. Если надо признать окончательно неудачной попытку тематического обновления жанра (так, m-me de Genlis пыталась в своем "Herbier moral" заменить животную басню ботанической), то некоторые попытки имели большое значение.

Так, не бесследно прошла попытка воскресить жанр "Габриаса" с его четверостишиями. Апологи Molevaut, написанные в таком роде, с усердием были переведены на русский язык И. И. Дмитриевым и вызвали жестокую пародию со стороны Языкова и Пушкина. Апологи Мольво (достаточно бездарные сами по себе) знаменуют собой кризис жанра, выразившийся, во-первых, в его измельчании, доведении до минимальных размеров, а во-вторых — в сближении его с эпиграмматическим жанром.

На этом пути стоял более удачливый, чем Мольво, Арно, про которого Пушкин писал: "две или три басни, остроумные или грациозные, дают покойнику более права на титло поэта, чем все его драмматические творения".

Следует отметить, что в русской литературе, вслед за французской, только лафонтеновский жанр стихотворного аполога именовался басней. Иные же формы трактовки того же басенного жанра обычно зачислялись в соседние жанры. Чаще всего можно встретить такие произведения среди эпиграмм, в частности — среди "эпиграммических сказок", канонизированных Ж. Б. Руссо и достигших расцвета в эпоху революции (в частности у Понса де-Верден). Этот именно жанр и был воспринят Пушкиным (см. "Движение", "Сапожник" и др.").

Во всяком случае басня как классический жанр, несмотря на деятельность Крылова, уже умирала в эпоху Пушкина, и если он и обращался к ней, то в иных, нелафонтеновских, вариациях жанра.

Родоначальником жанра явился Лафонтен и в своих сказках. И здесь он ограничивался только ролью "рассказчика" на чужие темы. Среди его эпигонов следует назвать Грекура, поэта Дора, Francois de Neufch?teau, Imbert, Vig?e, Gudin и др., знаменующих собой упадок жанра. Наиболее крупным имитатором Лафонтена является несомненно Вольтер, сказки которого пользовались не меньшим успехом, чем сказки Лафонтена.

У нас в России переводили почти всех сказочников, в особенности Грекура ("Le Solitaire et la Fortune", переведено Николевым, Хвостовым и Дмитриевым) и Вольтера ("Th?l?me et Macaire", переведено Николевым, Востоковым и Баратынским).

Одним из признаков сказочного жанра является их эротизм, дошедший до своей границы в сказках Gudin, писавшего во время Директории.

Как в баснях, так в особенности в сказках Лафонтен, будучи новатором жанра, всё же довольно тесно связан со старофранцузской (отнюдь не античной) традицией фаблио.

Усиленная разработка форм и сюжетов романских (или, по терминологии m-me de Sta?l, "романтических") резко отделяет его от классической группы Буало и Расина, тяготевших к формам и сюжетам античным. Личные дружеские связи не могли преодолеть литературные расхождения и могли повлиять на Лафонтена лишь в смысле более резкого развития в его творчестве эклектизма, представляющего характерную особенность его литературного направления.

Среди прочих разнообразных и многочисленных произведений Лафонтена, от комедий до дидактических поэм включительно, наибольшее значение имеет его повесть "Любовь Психеи и Амура" (1669 г.), сюжет которой заимствован у Апулея. В этом произведении больше всего сказался литературный эклектизм автора. Повествовательная форма — проза, перебивающаяся стихами, — не оставалась совершенно без следа. В XVIII в. она культивировалась в литературных "путешествиях" и иногда в посланиях. Эти путешествия отразились и в русской литературе, что же касается посланий, то их имитировал Пушкин в своих лицейских посланиях Василию Львовичу и отчасти в "Черепе", адресованном Дельвигу. Но как повествовательная форма лафонтеновская попытка значительного следа не оставила.

"Любовь Амура и Психеи" дважды переведена на русский язык. В 1769 г. произведение перевел Дмитриев-Мамонов, мотивировав свой перевод так: "Я избрал для перевода нежнейшее из того, что г-н де-ла Фонтен чрез всю свою жизнь в свет издал". В 1775 г. появилось вольное подражание — "Душенька" Богдановича, которому Пушкин в своем "Городке" посвятил несколько строк, уже цитированных выше. В этих строках Богданович провозглашается победителем Лафонтена.

1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16


Война Крыс и Ласок (Ф. Шово)

Собака и ее тень (Е. Ламберт)

Собака и ее тень (Г. Доре)