Жан де Лафонтен  
Главная > Произведения > Басни > Юпитер и Перуны

Юпитер и Перуны (Jupiter et les Tonnerres)

Гефест (Вулкан)
Гефест (Вулкан).
Прорисовка с античной
бронзовой статуэтки.
Британский музей. Лондон.

Юпитер и Перуны (Гранвиль)
"Юпитер и Перуны".
Художник Гранвиль.
Тур.1897 г.

Зевс (Юпитер) (Б.Торвальдсен)
Зевс(Юпитер).
Прорисовка с рельефа
скульптора Б. Торвальдсена.
XIX в.

Фурии Алекто, Мегера и Тизифона (Д.Флаксмен)
Фурии Алекто, Мегера и Тизифона.
Художник Д.Флаксмен.
XIX в.

Юпитер и Перуны (Ж. Давид)
«Юпитер и Перуны».
Художник Ж. Давид.
Париж. XIXв.

Людские видя заблужденья,
Сказал Юпитер с высоты:
«Создам другое населенье!
Преступный род, погибнешь ты!
В глубокий ад лети, Меркурий,
И злейшую из лютых Фурий
Сюда немедля приведи.
Пощады более не жди,
О, род, не в меру мной любимый!»

Но гнев царя неумолимый
С теченьем времени остыл.

Цари! По воле высших сил,
Располагаете вы подданных судьбою!
Пускай же и у вас остынет первый пыл:
Пусть между гневом и грозою,
Последствием его, хоть ночь одна пройдет!

Меж тем Меркурий, чей полет
Чудесно скор, а речь как мед,
Спустился в Ад к зловещим сестрам.
Руководимый взором острым,
Он предпочтенье отдает
Алекто грозной — пред Мегерой
И Тизифоной. В свой черед,
Довольная такою мерой,
Клянется та весь род людской
Послать к Плутону на покой,
В пределы мрачного Аида.
Грозила тщетно Эвменида:
Царь передумал, — и назад
Он Фурию отправил в Ад.
Но все же более для вида
На землю он Перуны шлет:
Отец, который сына бьет,
Старается ударить мимо...
И молния сожгла одну
Незаселенную страну.
С тех пор, гордясь невыразимо,
Зазнались люди без стыда.
Олимп разгневался тогда;
Богов верховный повелитель,
Юпитер сам, Тучегонитель,
Поклялся Стиксом наконец,
Что он пошлет на землю грозы.
Не веруя в его угрозы,
Смеялись боги. Он — отец,
Душе которого знакомы
Любовь и жалость. Пусть же сам
Дозволит он другим богам
Вернейшие измыслить громы.
Немедля выковал Вулкан
Двойной с Перунами колчан:
И те, которые летели,
Не уклоняясь, прямо к цели —
Их олимпийцев шлет синклит;
Другие, чей удар грозит
Высоким лишь вершинам горным,
В пути своем по временам
Совсем теряются бесследно.
Для нас угроза их безвредна:
Лишь эти шлет Юпитер сам.

Перевод О.М. Чуминой.


Сюжет басни заимствован из «Естественных вопросов» Луция Аннея Сенеки, который рассказывает, что, по воззрениям этрусков, есть три рода громов, «бросаемых Юпитером». Первый, который он бросает, не советуясь ни с кем, безвреден; два других, которые он бросает после совета с богами Олимпа, ужасны и опустошительны.



Юпитер, бог богов, не выдержал смотреть на то, как люди заблуждаются все чаще. Он в гневе и кричит, что людской род должен погибнуть. Для этого он просит Меркурия привести злейшую Фурию. Она сумеет отомстить людям, ей неведома пощада.

Но прошло время, гнев Юпитера угас. Спустился Бог к сестрам в Ад. Мегера, Тизифона и Алекто ненавидят человеческий род, Эвменида клянется, что уничтожит людей. Но их гнев напрасен, царь передумал. «Он Фурию оправил в Ад». Ему не нужна помощь обезумевших от ненависти сестер.

Однако иногда, для вида, Юпитер шлет на землю Перуны. Лафонтен сравнивает верховного владыку с отцом, который, наказывая сына, старается бить мимо. Так брошенная на землю молния сожгла страну, где не живет никто.

Люди поняли, что Юпитер слишком мягок, а потому «гордясь невыразимо, зазнались…без стыда».

Юпитер в гневе. Он клянется Стиксом, что грозы его будут страшными отныне. Но боги лишь смеялись над отцом. Ведь душа владыки полна любовью и жалостью к другим. А потому удары Юпитера «в пути своем по временам совсем теряются бесследно, для нас угроза их безвредна».


Крестьянин и Смерть (А. Легрос)

Спутники Одиссея (Улисса) и Цирцея

Искатели Фортуны (Гранвиль)