Жан де Лафонтен  
Главная > Произведения > Басни > Ваятель и Статуя Юпитера

Ваятель и Статуя Юпитера (Le Statuaire et la Statue de Jupiter)

Ваятель и Статуя Юпитера (К. Жирарде)
"Ваятель и Статуя Юпитера".
Художник К. Жирарде.
Тур. XIX в.

Ваятель и Статуя Юпитера (Ж. Давид)
"Ваятель и Статуя Юпитера".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Ваятель и Статуя Юпитера (Гранвиль)
"Ваятель и Статуя Юпитера".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Чудесный мрамор приобрел
Один скульптор для изваянья.
«Создам ли бога я, иль стол,
Или сосуд для умыванья, —
Он будет богом! Пусть в руках
Перуны держит повелитель!
Падите, смертные, во прах, —
Вот над вселенною властитель!»
Так дивно образ божества
Рука скульптора изваяла,
Что лишь речей недоставало
Ему, по мненью большинства.
И, говорят, едва Ваятель
Окончил труд великий свой,
Перед созданием — создатель
Склонился первый же главой.
С художником подвержен вместе
Такой же слабости поэт:
Страшится гнева он и мести
Богов — им вызванных на свет!
Не таковы ль бывают дети
В невинных слабостях своих,
Всего сильней страшась на свете
Гнев пробудить у куклы их?
За сердцем ум идет свободно:
И так в былые времена
Распространилась всенародно
Везде язычества волна.
Лелеют все свою химеру
С глубокой нежностью отца,
Пигмалион любил Венеру —
Создание его резца.
Мы все, насколько нам по силам,
Даруем жизнь мечте своей;
Мы любим ложь с безумным пылом,
А к правде — льда мы холодней.

Сложное философское произведение Лафонтена, мораль которого заключена в следующих строках:

Мы все, насколько нам по силам,
Даруем жизнь мечте своей;
Мы любим ложь с безумным пылом,
А к правде — льда мы холодней.

Автор здесь говорит об идолах, которых создаёт человечество и которым оно же и поклоняется, провозглашая своими же божествами. Он сравнивает такое явление с заблуждением ребёнка:

Не таковы ль бывают дети
В невинных слабостях своих,
Всего сильней страшась на свете
Гнев пробудить у куклы их?

Произведение имеет и более символический смысл. Лафонтен говорит ещё и о том, что любовь к иллюзии зачастую настолько пленяет ум человека, что мы верим и любим эту иллюзию гораздо больше, чем правду. И человек зачастую теряется в мире иллюзий, и всю жизнь так и не решается взглянуть правде в глаза.

Эти философские размышления подчёркнуты автором ярким образом мраморного божества, созданного скульптором, который пред ним же и преклонился, не осознавая, что именно он является творцом и хозяином своего создания, а не наоборот.

Произведение написано сложной возвышенной лексикой, придающей ему особую величавость и торжественность.

Автор проводит исторические параллели, упоминая о том, что именно из-за такого обожествления идолов и возникло язычество. Упоминает легенду о Пигмалионе, который влюбился в созданную им статую. Подобными приёмами Лафонтен достигает высокого уровня обобщения.


Недовольный Осел (Удри)

Спутники Одиссея (Улисса) у Цирцеи

Спутники Улисса (де Вимар)