Жан де Лафонтен  

Волк и Лиса (Le Loup et le Renard)

Волк и Лиса (Е. Ламберт)
"Волк и Лиса ".
Художник Е. Ламберт.
Париж. 1914 г.

Волк и Лиса (Бушо)
"Волк и Лиса ".
Художник Бушо.
Париж. XIX в.

Волк и Лиса (Ж. Давид)
"Волк и Лиса ".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Волк и Лиса (де Вимар)
"Волк и Лиса".
Художник де Вимар.
Тур. 1897 г.

Волк и Лиса (Гранвиль)
"Волк и Лиса".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Волк и Лиса (де Вимар)
"Волк и Лиса".
Художник де Вимар.
Тур. 1897 г.

Старик Эзоп едва ли прав,
В лисе приметив хитрый нрав.
По мне же волк, когда себя он защищает,
Или на ближнего тихонько посягает,
Не так же ль, как лиса, хитер,
Иной же раз хитрей, чем жительница нор?
Но если так велит учитель. —
Что делать? — покорюсь ему:
Не кума серого — прославлю я куму.
Так басенку мою прочесть вы не хотите ль?

Лисица как-то раз под вечерок
В колодце месяц увидала:
Его вода спокойно отражала.
«Эх! славный, — думает, — кружок!
Давненько уж я сыру не едала!»
К колодцу две бадьи, как водится, висят:
Одна опустится — поднимется другая.
Лисица скок в бадью, — и ведра уж стучат,
На бревна стенок набегая.
Спустилась вниз... Что делать ей теперь?
Сыр только издали, а тут — пятно пустое.
Лисица в ужасе: увы! ни в щель, ни в дверь!
А голод пуще — вдвое, втрое...
И пригорюнился мой зверь.
А время все идет. Вот миновали сутки,
И видит Лисонька, что плохи с сыром шутки;
Прошли еще одни, настала снова ночь,
И Лисоньке пришло от голоду невмочь,
Хоть волком вой!.. И, легок на помине,
Волк подошел и сверху смотрит вниз.
Тут к серому слова как пташки понеслись:
«Ты ждал ли, милый кум, столь щедрой
благостыни?
Тут нам с тобой что червяку в мякине!
Садись-ка, друг, в бадью, садись!
Ты здесь найдешь такой кусочек сыру,
Что истинно на удивленье миру!..
Когда бы сам Юпитер занемог,
Для возбужденья аппетита
Закуски лучшей он найти себе не мог.
Я ни гу-гу: все будет шито-крыто...
Ну, полезай скорей, не бойся ничего.
Сама же вдоволь я накушалась его».
Так речь вела Лиса,
И Волк обману поддался:
В бадью залез, она спустилась —
Лиса на воле очутилась.

Читатель мой! Умерь свой смех:
Смеяться над бедою грех,
И вспомни, что нередко сами
Мы обольщаемся фальшивыми словами,
И в жизни лишь ища себе утех,
Нередко поддаемся прелестям соблазна;
Судьба ж играет нами разно
И много ставит нам помех.

Перевод Н. Познякова.


Сюжет басни заимствован из «Апологии Федра» Ренье (см. примечание к басне "Собака с хозяйским обедом"); тот же сюжет в «Романе о Лисе».

Мораль данной басни выражена в следующих строках:

Читатель мой! Умерь свой смех:
Смеяться над бедою грех,
И вспомни, что нередко сами
Мы обольщаемся фальшивыми словами,
И в жизни лишь ища себе утех,
Нередко поддаемся прелестям соблазна;
Судьба ж играет нами разно
И много ставит нам помех.

Автор в изящной и забавной форме говорит о том, что люди нередко принимают фальшь за истину и из-за этого оказываются в большой беде.

Сюжет басен забавен, язык – живой и непринуждённый. Эту непринуждённость сообщает тексту простонародная лексика: «вечерок», «не едала», «давненько», «Лисонька», «шито-крыто», сравнение «слова как пташки», уменьшительные суффиксы (кусочек сыру»), фольклорные выражения («что червяку в мякине», «хоть волком вой»). Привлекает внимание оживлённый монолог «хитрой» Лисы.

Комичен и сюжет басни о том, что Лиса приняла отражающийся в воде месяц за кусок сыра, а также «прозаические» интересы зверей, которых еда может заставить совершить любой безрассудный поступок.

В целом басня воспринимается легко и похожа на басни Крылова – наследника Лафонтена, которому принадлежит заслуга дальнейшего развития и совершенствования басенного жанра.


Волк и Ягненок (Ф. Лагорио)

Волк и Ягненок (Ф. Лагорио)

Скупой и Обезьяна (Гранвиль)