Жан де Лафонтен  
купить диплом

Волк и Лиса (Le Loup et le Renard)

Волк и Лиса (Е. Ламберт)
"Волк и Лиса".
Художник Е. Ламберт.
Париж. 1914 г.

Гомер (Д. Флаксмен. XIX в.)
Гомер.
Художник Д. Флаксмен.
XIX в.

Волк и Лиса (Ж. Давид)
"Волк и Лиса".
Художник Ж. Давид.
Париж. XIX в.

Патрокл в доспехах Ахилла (М.Г. Мотт)
Патрокл в доспехах Ахилла.
Художник М.Г. Мотт.
XIX в.

Волк и Лиса (де Вимар)
"Волк и Лиса".
Художник де Вимар.
Тур. 1897 г.

Волк и Лиса (Гранвиль)
"Волк и Лиса".
Художник Гранвиль.
Тур. 1897 г.

Любой из нас судьбу клянет,
Как будто лучшей он достоин;
Хотел бы воином быть тот,
К кому питает зависть воин.

Хотелось волком быть Лисе,
Как говорят; а может статься,
И волки жаждут, хоть не все,
С овцами долей поменяться.

Но странно: принц восьми лишь лет
Для басни этот взял сюжет
И в прозе выразил так ясно,
Как я в стихах, седой поэт,
Пытался б выразить напрасно.

Я на свирели басни той
Здесь сделал перепев простой;
Быть может, свет он позабавит,
Но жду, что скоро мой герой
Трубу поэта взять заставит.

Пророком быть не мой удел;
Но по звездам прочесть успел
Я кое-что, — и полон веры,
Что натворит он славных дел,
И будут нам нужны Гомеры.
А где же в наши дни их взять?

Но чем сбивать читателей нам с толку,
Не лучше ли рассказ начать?
«Послушай, милый мой, — Лиса сказала Волку, —
Ты знаешь сам, что на обед
Таскаю я себе добычу втихомолку,
Которой хуже нет.
Уж надоело есть мне петухов поджарых,
Не вижу вкуса я и в курах старых.
Сытнее во сто крат твоя еда,
И безопасней промысел твой, право.
Я вечно близ жилищ, — ты их бежишь всегда.
Хотела б твоего изведать я труда...
Товарищ! Поучи меня. Поверь, что слава
Нас ждет, и обо мне везде заговорят,
Коль первой из лисиц барашка я добуду.
Услуги же твоей вовек я не забуду».
«Пойдем, — ответил Волк, — я очень рад,
А так как у меня недавно умер брат,
То волчью шкуру дать тебе смогу я.
Волк стал учить Лису: — Вот надо делать как,
Чтобы от стада удалить собак».
И в новой шкуре, рвеньем к делу пламенея,
Лиса, учителя приняв за образец,
Твердит его урок. Сначала вышло худо,
Там, смотришь, лучше, лучше все, — покуда
Не удалося все постичь ей наконец.
Едва к концу пришло ученье,
Навстречу ей идут прямехонько стада.
Распространяя ужас и смятенье,
Наш новый Волк бежит туда...
Так точно страх нагнал на город осажденный
Патрокл, в Ахилловы доспехи облеченный:
Все — от детей и жен до стариков —
Искать спасенья к храму устремились.
Казалось, что десятков пять волков
Пред блеющим народом появилось.
К деревне все бегут — псы, стадо и пастух,
Оставивши в залог одну овцу; воровка
Уже схватить ее успела ловко,
Как вдруг невдалеке запел петух.
И с увлечением невольным
Наш ученик
Бежит на петушиный крик,
Расставшись с платьем школьным,
Забыв учителя, забыв его урок.

Хотя надеть личину и не трудно,
Но есть ли в этом прок?
Мечтать переменить природу — безрассудно:
Лишь стоит случаю прийти,
И мы по прежнему направимся пути.

Принц! Вашему уму, которому едва ли
Найдется равный где, обязан всем поэт;
От вас заимствовал не только он сюжет,
Но все — от диалога до морали.

Басня имеет сложную композицию. Обрамлением основной части выступает хвалебное славословие некоему принцу, написанное торжественной лексикой и достаточно сложное для восприятия читателя. Ближе к концу идёт мораль басни:

Хотя надеть личину и не трудно,
Но есть ли в этом прок?
Мечтать переменить природу — безрассудно:
Лишь стоит случаю прийти,
И мы по-прежнему направимся пути.

Одна из трактовок этой многозначной морали заключается в том, что не стоит завидовать чужой судьбе – у каждого человека в этой жизни свой путь и своё предназначение, с которым может справиться только он. Нужно лишь отыскать этот путь и предназначение.

Изложенная в середине произведения басня наиболее привлекает внимание читателя своим живым языком и комичными образами. Занимателен сюжет басни: Лисе надоел её прежний рацион «старые куры да худые петухи», и она решает научиться охотиться у волка на овец. И казалось бы удача на её стороне – она уже почти схватила овцу, будучи в волчьей шкуре и запугав стадо и пастухов, но тут закудахтал петух, и лиса, забыв о своей крупной добыче, помчалась к нему.

Именно этот отрывок, где изложен сюжет происходящего между Лисой и Волком, проникнут настоящей образностью, динамичностью действия, создаёт перед читателем живую картинку происходящего.


Два Голубя (К. Жирарде)

Гюстав Доре

Птица, раненая стрелой (К. Жирарде)